info@medhaus.ru

    Главная О MedHaus Пресса о нас Интервью диагноста, п-ра Клейманна

    Интервью диагноста, п-ра Клейманна

    говорит Геральд Клейманн, профессор, эксперт в области биохимии, основатель инновативной частной клиники «Primedica»

    «Мы не лечим симптомы, мы ищем причины»

    – Профессор Клейманн, насколько легко открыть в Германии частную клинику?

    - Это непростой процесс. Например, регистрация нашей клиники длилась два года. Сначала нужно элементарно заниматься сбором и анализом информации, мы ведь хотели не по-провинциальному начать, а по международным стандартам. Кроме того, в Германии разрешительные про цедуры очень долгие. Зато когда клиника получает регистрацию, это значит, что она очень хорошо подготовлена.

    – На чем специализируется Ваша клиника?

    – У нас три специализации. Первая – это профилактическая медицина. Особенно она востребована менеджерами. Второе направление – медицина сна. Бессонница может навредить здоровью, ведь недаром это один из методов пыток: после трех месяцев бессонных ночей человек все подпишет. К нам обращались топ- парикмахеры, топ-косметологи, которые неделями мучились бессонницей, и когда мы возвращали им сон, они выглядели буквально лет на 15 моложе. Их клиенты потом допытывались, какими средствами они пользовались... Третье направление – биомолекулярная оптимизация. Мы возвращаем людям те молекулы, которые они имели в возрасте 25–35 лет.

    – В чем состоит инновативность концепции Вашей клиники?

    – Во-первых, это другой подход к терапии. Когда пациенты обращаются к врачу, то во многих клиниках начинают лечить симптомы, а не причины. А мы хотели сделать шаг вперед, а именно: выяснить причины заболевания и ликвидировать их. То есть не маскировать заболевание, а выяснить, почему оно возникло, и затем запустить механизм выздоровления. Типичный пример: у вас слишком высокий уровень норадреналина, это значит – у вас в крови слишком большая концентрация нейротрансмиттера, появляются нарушения работы сердца. Традиционно назначают бета-блокаторы или, в худшем случае, будет проведена операция на нервных окончаниях. Но проблема-то была в повышенном уровне норадреналина! Проще нормализировать этот уровень, тогда и не будет этих симптомов. Поэтому мы всегда стремимся найти причину симптоматики, чтобы в корне решить проблему, а не скрываем симптомы. И прежде всего мы хотели сделать это с помощью превентивной, предупреждающей медицины. То есть провести обследование, чтобы распознать угрозу здоровью и не довести дело до за болевания.

    – Во-вторых, это сам принцип общения с пациентом. Если взять пациентов с медстраховками, то они заходят к врачу,начинают рассказывать о своей болезни, потом врач их прерывает, задает десяток вопросов и через 15 минут человек выходит с рецептом. Мы не хотим так проводить лечение. Мы предпочитаем посвятить достаточно времени пациенту, чтобы найти оптимальное решение, чтобы он получал пользу от терапии. Мы стремимся, чтобы у обратившихся к нам пациентов появилось чувство, что они получили оптимальный медицинский сервис, а не были просто пропущены через конвейер.


    ! Во избежание недоразумений обращаем Ваше внимание, что профессор Геральд Клейманн является биохимиком, а не врачом. Поэтому его консультация не заменяет врачебную консультацию, а может служить лишь дополнением к ней по желанию пациента.


    – То есть Вы только распознаете причины, но если болезнь обнаружена во время обследования, в клинике не лечат?

    – Нет, мы также и лечим. На случай, если уже слишком поздно и присутствует заболевание, у нас есть сеть специалистов. Мы ведем пациента к тому специалисту,который на самом деле может разрешить проблему. Часть из них находится прямо здесь, в клинике. Это прежде всего специалисты по медицине сна для лечения нарушений сна, кардиологи для лечения заболеваний сердца, пульмонологи для заболеваний дыхательных путей. По другим проблемам, например заболеваниям желудочно-кишечного тракта, мы направляем к партнерским врачебным праксисам рядом с клиникой.

    – Также и в случае онкологических заболеваний?

    – Нет. Мы не обещаем, что можем исцелять неисцелимое. В основном мы обнаруживаем болезнь на ранних стадиях и можем своевременно направить пациента к специалисту, когда еще не поздно, еще есть шанс на выздоровление.

    Геральд Клейманн, профессор биохимии университета г. Тюбингена, 46 лет

    В 1991 году получил диплом по специальности «биохимия» в престижном университете г.Тюбингена. Защитил докторскую диссертацию с отличием в лаборатории Нобелевского лауреата профессора доктора Михеля при известном институте биофизики имени Макса Планка во Франкфуртена-Майне. С 1995 по 2002 год работал в фармацевтической международной компании Bayer AG. Разрабатывал новую концепцию терапии герпеса. В 2003 году получил титул профессора в университете Тюбингена. В 2006 году основал в Дортмунде клинику «Primedica». Сегодня Геральд Клейманн руководит клиникой, кроме того является внештатным профессором биохимии Тюбингского университета и директором по производственным вопросам фармацевтической фирмы Phenex Pharma, где работает над развитием новых медикаментов для лечения диабета, псориаза и т.п.

    – Всегда интересно знать, как люди приходят к своим предпринимательским идеям. Почему именно такая идея возникла у Вас?

    – Я – профессор биохимии в Тюбингене. Установлено, что в принципе человек может жить до 130 лет, но многие люди не исполь зуют этот потенциал: нездоровый образ жизни, недостаточный сон, неправильное питание... С помощью биомолекулярной оптимизации, то есть оптимизации гормонального статуса, можно противодействовать процессу преждевременного старения и полностью использовать генетический потенциал. Если своевременно распознать факторы риска, мы тем самым можем сохранить, поддержать или восстановить здоровье. Это, собственно, и было нашей целью.

    – Сколько пацентов уже побывало в клинике?

    – Около 10 тысяч.

    – И что это за пациенты?

    – Могу несколько примеров назвать: люди искусства из Нью-Йорка, жены адвокатов, медиков со всей Германии, зубные врачи... Очень большая группа менеджеров-руководителей отделов продаж международных компаний. У них хроническая нехватка времени, они пять дней в неделю в самолете. Секретарь, например, может нам позвонить и сказать: есть окно в такой-то день, может ли босс прийти в клинику? В этот промежуток времени он приходит к нам, часто прямо из аэропорта, мы берем все анализы и проводим исследования. Спустя 2-4 часа он снова едет в аэропорт. Также среди клиентов – руководители проектов исследовательских центров, теплоэлектростанций, атомных электростанций... Им нельзя болеть, потому что без них работа останавливается, особенно в стадии строительства.

    – Больше женщин или мужчин?

    – И те и другие. Среди женщин – владелицы агентств, вступающие в климактерический период, много женщин из модельного бизнеса. Также обращаются зарубежные политики, которые хотят сохранить свое обращение в клинику в тайне от соотечественников, хотят остаться неузнанными.

    – И какой возраст?

    – Скажем, начиная с измотанных менеджеров 35-ти лет и заканчивая 88-летним пациентом.

    – 88-летним? А он к с чем к Вам пришел?

    – Позвонили родственники: мол, жаль, всегда был таким жизнерадостным человеком, а тут надо за ним все время ухаживать, возить его везде. Мы его «настроили» биомолекулярной оптимизацией на возраст 40–45 лет, и он снова обрел прежние силы. После терапии он так восстановился, что теперь может свою жизнь самостоятельно организовывать. И родственники очень довольны, что патриарх семьи снова может о себе заботиться.

    – Что за врачи работают в клинике?

    – Все врачи-специалисты в возрасте между 40 и 50 годами. Мы отбираем их по нескольким параметрам. Во-первых, они должны были показать себя во время учебы. Во-вторых, должны иметь успешный стаж работы не менее 10 лет. Примерно 75 специалистов работают в самой клинике. Если считать врачебные праксисы, с которыми мы работаем, то всего обслуживают наших пациентов около 200 врачей.

    – Давайте подробнее поговорим о специализации клиники. Возьмем, например, превентивную медицину, какие преимущества предлагает ваше медучреждение по сравнению с другими клиниками?

    – Мы все обследования объединили в одном месте. Если взять, к примеру, университетские клиники, там очень хорошее оборудование, но много бесконечных коридоров, где вы постоянно теряетесь: пока доберетесь до цели, сдают нервы. Кроме того, перенагруженный персонал. А у нас не так. У нас нет никаких факторов стресса. Все наши помещения очень спокойные, оборудованы так, что в них чувствуешь себя комфортно, и переходы от отделения к отделению очень коротки. При этом наше оборудование соответствует уровню университетской клиники, но никаких очередей: от аппарату к аппарату вы переходите без долгого ожидания.

    У каждого сотрудника клиники для пациента есть время, сопровождение внутри клиники самое оптимальное. Мы сочетаем медицинское обслуживание на высшем уровне с отличным сервисом. Еще одно преимущество: биомолекулярная оптимизация – это сегодня, насколько я знаю, уникальная методика в том плане, что мы определяем биологический возраст пациентов и «программируем» организм с помощью молекул на возраст 25–35 лет.

    – Как долго длится обследование?

    – Большинство анализов мы проводим в собственной лаборатории, которая находится в клинике. Результаты 80% анализов известны уже на следующий день. Специальные исследования, как например исследование на гепатит, длятся 48–72 часа.

    – Что может дать профилактическая медицина паценту?

    – Встречаются случаи, когда люди не замечают, что больны. Например, человек не помнит, что когда-то в молодости силикон впрыскивал в рамках пластической хирургии и не совсем успешно. И сейчас, спустя годы, это приводит к проблемам. У нас такой случай был. Мы обнаружили это проблемное место через магнитнорезонансную томографию всего тела. Или, допустим, люди утверждают, что абсолютно здоровы, а мы находим воспаленные лимфоузлы и направлям к соответствующему специалисту. Противоположный случай: клиенты утверждают, что очень больны. Но это часто только такая психологическая установка, мы ничего не находим и убеждаем на основании результатов обследований, что никаких заболеваний нет. Человек успокаивается.

    – Что бы Вы посоветовали каждому читателю непременно сделать в рамках профилактической медицины?

    – Начиная с 35–40 лет делать регулярно магнитно-резонансную томографию (МРТ) всего тела. Ее преимущество – в практически полном отсутствии рисков. Вы просто находитесь в магнитном поле. МРТ позволяет проанализировать все органы, скелет, даже каждую отдельную вену. Исследование в нашей клинике занимает 30–40 минут. Анализ всех изображений занимает час–два. В конце пациент получает от нас компакт-диск со всеми изображениями и папку со всеми результатами обследования. Их можно потом другим врачам показывать. Также раз в год рекомендуется делать анализы крови, проверять системы органов.

    – Ваше другое направление – биомолекулярная оптимизация. Что под этим понимается?

    – Этот термин мы выбрали, потому что хотели говорить не о так называемом antiaging – омолаживании. Под этим термином понимается масса несерьезных вещей. Мы же проводим совершенно серьезные процедуры: анализируем кровь, определяем актуальный биологический возраст человека, смотрим, каких молекул недостает, берем индивидуально рассчитанную дозу молекул, идентичных молекулам тела и «программируем» организм на возраст 25–35 лет. Мы также проводим точный анализ гормонов. Подобного больше никто не делает. Прежде чем практиковать эту терапию, мы проанализировали огромный массив литературы. Вот, например, эти три толстых тома «Эндокринологии» [указывает на тома энциклопедии – автор) я читал в течение полугода во время подготовки к экзамену на получение звания профессора. Здесь содержатся знания, которые мы сегодня используем в клинике. Мы работаем на основании научного фундамента.

    – Вы часто упоминаете молекулы, идентичные молекулам тела. Объясните, пожалуйста, поподробнее...

    – Это основные строительные вещества для гормонов, и при их дефиците мы предлагаем такие же вещества, чтобы организм мог в достаточной мере произвести нужные гормоны. Это разрешенные в Германии фармацевтические средства, которые применяются при недостатке гормонов. Мы определяем, сколько присутствует в крови каждого вида молекул. Точно вычисляем, какая доза пациенту нужна, и назначаем недостающие молекулы. Организм при этом не может отличить – введены лимолекулы извне или выработаны органами, потому что эти молекулы идентичны тем, что присутствуют в организме.т.

    – Сегодня есть и другие средства омолаживания. Например, пластическая хирургия...

    – Здесь очень много рисков, и многие перебарщивают, как, например, Майкл Джексон. Лишь немногие чувствуют границы, как Madonna. Пластическая хирургия только тогда имеет смысл, если люди на самом деле обезображены. Я считаю, лучше омоложение проводить естественными средствами. Сначала я бы прибег к биохимии и посмотрел, что за потенциал там имеется.

    – На веб-странице Вашей клиники написано, что в случае с синдромом Born-Out после биомолекулярной оптимизации к человеку возвращаются силы, оптимизм и мотивация, но надолго ли? Дело ведь не только в гормональном балансе, а в образе жизни. Если человек после терапии станет снова жить как прежде...

    – ....то прежние проблемы вернутся назад. Это все равно как если вы на машине въедете в дерево, а потом купите новую машину и снова врежетесь в дерево. Мы даем пациенту с синдромом Burn-Out шанс вернуть свое прежнее качество жизни. Он после терапии получает от нас рекомендации, при каких симптомах ему нужно нажать на тормоза, чтобы снова не врезаться в дерево. Мы стараемся объяснить, что здоровье так же важно, как и работа. Какая польза от того, что вы, полностью выжатый, сидите за своим рабочим столом? Тогда вы делаете ошибки. Возьмите, к примеру, политиков. Когда один очень известный политик был министром иностранных дел, он был стройным и здоровым, потому что о нем заботились. Телохранители говорили: «сейчас идем на пробежку, а сейчас нужно поесть, а сейчас отдохнуть». Его рабочий ритм так был запланирован, что он мог быть здоровым. Те, кто следит за здоровьем, дольше остаются работоспособными.

    – Вы также применяете биомолекулярную оптимизацию для лечения диабета типа II?

    – Да, мы работаем вместе с диабетологами и эндокринологами. Старческий диабет – это проблема жизненного стиля. И если учитывать этот стиль при терапии, можно получить значительные результаты. У нас был пациент, имевший перед терапией очень плохие показатели. А после терапии они значительно улучшились. Или, например, был случай, когда одному больному врач установил диагноз «диабет первого типа» и назначил инсулиновое лечение. А в нашей клинике пронанализировали его кровь и установили тип II – то есть не нужно было вводить инсулин, достаточно таблеток . Но следует сначала точно проанализировать ситуацию и установить, на самом ли деле необходим инсулин, или через изменение стиля жизни и топ-медикаменты можно обойтись без инъекций.

    – Каковы планы клиники на будущее?

    – Попытаемся развить сеть клиник по превентивной медицине и биомолекулярной оптимизации. Но мы обнаружили, что очень трудно найти людей, которые на самом деле хорошо могли бы с такой задачей справиться. Это не так просто – скопировать нашу концепцию. Для этого нужна команда специалистов, один человек тут не сделает ничего.

    – Ну и напоследок, пожелания нашим читателям....

    – Время от времени делайте паузу. Спокойно подумайте о своей жизни. Правильная ли у вас работа? Правильные взаимоотношения в семье? Достаточно ли вы двигаетсь? Разумно ли питаетесь? Есть у вас еще жизнерадостность? Или вы просто годами откладываете проблемы в долгий ящик? Это отражается на здоровье. Мы должны находиться в гармонии со своим телом.

    Смотрите также:

    Лечение в Германии

    Мини-чек в DOC Дортмунд
    30 EUR
    Оформление визы
    без посещения
    консульства

    Дортмунд

    Медицинский Центр в Дортмунде
    Medizinisches Zentrum MedHaus GmbH Kampstrasse 45 44137 Dortmund Germany
    Телефон: +49 231 530 8999
    Факс: +49 231 530 8998
    Мобильный: +49 15231930411
    Электронная почта:
    info@medhaus.ru
    dr.ivanov@web.de

    Мюнхен

    Представительство в Мюнхене
    Felix-Kolping Str. 26 81732 Muenchen Germany
    Мобильный: +49 15231930411
    Электронная почта:
    info@medhaus.ru

    Москва

    Центральный офис в Москве
    105318, г. Москва, Ткацкая ул, дом 5, стр.2, оф.402
    Телефон: +7 (495) 662-13-26 (многоканальный)
    Электронная почта:
    info@medhaus.ru

    Казань

    Представительство в Казани
    Медицинский Центр "Эра" ул. Закиева, дом 4, 420027 Казань
    Телефон: +7 (843)267 22 50
    Электронная почта:
    kazan@medhaus.ru

    Киев

    Представительство в Киеве
    ул. Грушевского 10. офис 114, Киев, Республика Украина
    Телефон: +38 (044) 253-14-00
    Мобильный: +38 (050) 446 51 51
    Электронная почта:
    kiev.medhaus@gmail.com


    Оперативная связь

    Москва
    +7(495)662-13-26
    Германия
    +49(152)319-30-411
    Бесплатно по России
    8(800)775-38-15
    Электронная почта
    info@medhaus.ru


    Заполняя и отправляя форму, я даю своё согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с ФЗ «О персональных данных» (№152-ФЗ от 27.07.2006), на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.